Наш Александров
Весь город на одном сайте
Vk Odnoklassniki Facebook
-0.5 °
Пасмурно, небольшой снег, туман
На неделю
Сегодня
15 Декабря
Афиша
+7 (919) 019-36-53
glavred@nash-aleksandrov.ru

Лукианова пустынь

Церковь Богоявления в ЛукьянцевоЦерковь Богоявления в Лукьянцево

История основания монастыря отсылает нас к 1594 году, тогда в местности, именуемой «Псковитиново Раменье» в деревне Игнатьево по прошению иерея Григория возвели деревянную церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы.

Согласно преданию, чудесным образом главная храмовая икона сельской церкви трижды покидала её пределы и обнаруживалась в одном и том же укромном месте в лесу.

Об этом знамении отец Григорий рассказал патриарху Иову и просил позволить перенести постройку в указанное иконой расположение. Так, с благословения патриарха и появился храм в местах будущей монашеской обители.

Позже литовцы и поляки разорили церковь, с 1611 по 1640 годы она стояла пустою, пока не явился сюда на поселение отшельник Илларион – будущий преподобный Лукиан. Прослышав о благочестии инока, к нему потянулись искатели духовного руководства - возникла обитель, позже названная в честь того, кто внёс наибольший вклад в её благоустройство и процветание.

Святыни монастыря

Датированная XVI веком Икона Рождества Пресвятой Богородицы, трижды явленная и обретённая дивным образом, вкупе с мощами св. Лукиана – таковы были главные святыни обители. Поклониться им отовсюду шли паломники, для размещения которых монахи оборудовали гостиницу. Кирпичный и изразцовый заводы также содержались при монастыре. Действовала церковно-приходская школа.

Церкви монастыря

  1. Церковь во имя Богоявления Господня.
  2. Церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы.
  3. Больничная церковь во имя Святой Великомученицы Екатерины.

Церковь Богоявления ГосподняЦерковь Богоявления Господня

Церковь Рождества Пресвятой БогородицыЦерковь Рождества Пресвятой Богородицы

Больничная церковь Святой Великомученицы ЕкатериныБольничная церковь Святой Великомученицы Екатерины

 

Преподобный Лукиан и его житьё

Преподобный Лукиан 
Преподобный Лукиан

Родители будущего преподобного Лукиана, в благочестии проживавшие в городе Галиче Димитрий и Варвара долго оставались бесплодными и в мольбах дали обет Господу: если благословит их наследником и продолжателем рода, примут они иноческий постриг, а младенца воспитают и оставят в миру, чтобы вёл праведную жизнь да молился за них.

Благословил Бог супругов, даровал им сына долгожданного, названного Илларионом при крещении. По достижении мальчиком восьми лет Дмитрий и Варвара собрались исполнить обещанное и стали готовиться к удалению в обитель.

Узнав об отческом намерении, Илларион принялся упрашивать родителей не оставлять его сиротой, а взять с собой в иночество, чтобы и он мог вести праведную жизнь, вместе с родными молиться Богу о спасении.

Просьба ребёнка тронула отцовское сердце, возблагодарил Дмитрий Господа за то, что сын его оказался не только продолжателем рода, но и духовным наследником и сподвижником.

В назначенный час взял Дмитрий из вещей самое необходимое да икону Божьей матери, которую постоянно держал при себе, помолился перед святым ликом и со слезами навсегда простился с женой своей. На расставание сбежались соседи, с печалью взиравшие, как некогда благополучное семейство по собственной воле обрекало свой дом на запустение. Стоял всеобщий плач – безутешно голосила мать, рыдали сын и отец пред вечной разлукой. Одним лишь упованием на Бога и промысел его поддерживалось семейство в столь нелёгком намерении.

Местом их уединения стал пустынный Брынский бор, в коем установили они крест и построили хижину. Пропитание новоявленные иноки стали добывать трудами своими, от деревьев расчищая и перекапывая землю.

Вскорости отец принял пострижение от некоего пресвитера, сменил данное в миру имя и стал зваться Дионисием. Железные вериги на теле да власяница, пост и непрестанная молитва стали неизменными атрибутами его дальнейшей жизни. Со временем молва об иноке распространилась по округе и привела единомышленников,- так собралась небольшая обитель из 12 братьев.

Дионисий сам учил сына грамоте и Священному Писанию, собственным примером преподавал умеренность и подвижничество иноческой жизни, в коей не гнушался трудом обслуживать братию – колол дрова, носил воду, готовил на всех пищу до самого последнего часа. Братья-иноки закончили устройство обители уже после смерти Дионисия, тогда же возвели в ней церковь Живоначальной Троицы.

Матушка Иллариона, расставшись с мужем и сыном, раздала все имущество нищим и ушла в женскую обитель, где приняла постриг и праведно трудилась до самой своей кончины, так и не увидев больше ни одного, ни другого.

Осиротев ещё в юношеском возрасте, Илларион стал искать себе опытного наставника подальше от родных мест, чтобы окружение ему не препятствовало, и отправился на реку Мологу, за сорок вёрст от Углича в обитель св. отца Афанасия и Кирилла Александрийских. Там он принял благословение игумена и провёл в полном послушании три года.

Однако, в силу своего высокого жития, Илларион не получил поддержки от братии и перебрался в обитель Покрова Богоматери, устроенную преподобным Паисием на Волге близ Углича. И в новой обители инок не пробыл дольше одного года – столь высокий его образ жизни одобряли далеко не все местные братья.

Наконец, промысел Божий привёл искателя в Александровскую слободу в пределах Переславля-Залесского. Однажды беседовал Илларион с жителем этих мест Симеоном, благочестивым крестьянином и поселянином Марко, задаваясь вопросом, где отыскать пустынное и безлюдное место для исполнения обета молчания.

Так узнал он про пустынь и оставленный после литовского разграбления храм близ Александровской слободы – церковь Рождества Богоматери. Рассказал Марко и о чудесной иконе, которая своими перемещениями указала в знамении на место, в котором нужно устроить Храм. Оказалось, сам Марко часто ходил в эту церковь и слёзно молился пред иконою Божьей Матери, чтобы послала ему праведного наставника для молитв во спасение души.

Некоторые изучающие историю пустыни считают, что именно Марко отыскал икону в заброшенном месте, но в силу благочестия и смирения утаил этот факт.

Придя в полуразрушенный храм, Илларион проникся благостью святого места и скорбью оттого, что брошен храм и разграблен. Тогда же обнаружил он и невредимую чудотворную икону, и построил поблизости келью, пребывая в ней в молитвах. Благочестивые Марко и Симеон вскоре присоединились к нему.

Спустя немного времени, примерно в 1640 году по божьему велению пришёл сюда иеромонах Феодосий из вологодского монастыря и рассказал, что ещё в его бытность в Прилуцкой обители у Спаса, во сне ему явилась Матерь Божья и велела направиться в сторону Переславля, дабы покрыть её пустующую многие годы церковь.

Следуя сонному знамению, Феодосий направился в сторону Переславля, а дорогой спрашивал у встречных, не знает ли кто места нахождения этой запустелой церкви. Так пребывал он в поисках, покуда не отыскал святыню.

Илларион и его спутники порадовались приходу пресвитера и подивились чуду Божьего Промысла, привёдшего сюда того самого опытного наставника, о котором просил у Бога инок. Иллариону было немногим более 30-лет, когда он принял от Феодосия монашеский постриг под именем Лукиан. Так стали они жить сообща при церкви Божьей Матери, восстановили и обновили её, а вскоре начала собираться братия, направляемая благостью и примером обоих подвижников.

Среди прочих братьев присоединился к ним инок Филимон, выходец из переславской Николаевской обители. Будучи уроженцем этих мест, он рассказал о чудесах, совершённых иконой. Подвижники единодушно стали помышлять о новом храме, который следовало возвести на месте обветшалой прежней церкви Рождества Богоматери и направили запрос в Москву, дабы Патриарх Иоасаф благословил начинание, что и произошло: благословенная грамота была получена от Святейшего, начались приготовления к строительству.

Вот тогда-то и проявились козни врага человеческого: по наговору и недомыслию окрестные селяне затеяли смуту и изгнали Лукиана с братией из обустраиваемого места. А виновником злых дел оказался Иосиф, архимандрит владимирского Рождественского монастыря, ведавший также соседним с Александровской слободой Симеоновским монастырём. Он сильно завидовал успехам и славе Лукиана, оттого и пошёл на преступные дела: с разбойной компанией явился к тем местам, стал бесчинствовать и грабить брёвна, собранные для строительства храма. Таким гнусным образом разогнали они всю местную братию.

От тех скорбных дел пришлось Феодосию скрываться в Вологде, а Лукиана схватили и в оковах переправили в Москву, оклеветав перед патриархом в нечестивых деяниях. Архимандрит Кирилл определил Лукиана на чёрную работу в Чудовом монастыре, где он смиренно и кротко исполнял все наложенные на него тяжёлые послушания, своей добродетельной жизнью опровергая клевету.

Несколькими годами позже из архангельской обители Всемилостивого Спаса прибыл к патриарху инок нового монастыря с просьбой направить к ним опытного начальника. Патриарх, которым тогда уже был святейший Иосиф, по рекомендации архимандрита Чудовского Кирилла, знавшего о добродетелях Лукиана, побеседовал с ним, и был поражён духом и мудростью последнего. Тут же патриарх посвятил Лукиана в пресвитера и назначил настоятелем в архангельскую обитель, и было это в 1646 году.

Однако и на новом месте продолжились скорби Лукиана: злонамеренные люди завидовали его духовной чистоте и твёрдости, старались изгнать, среди них и Тихон – тот самый инок, испросивший его приезда в монастырь. Лукиан, как подобает истинному доброму христианину, не прекословил, а лишь благодарил Господа. Немного спустя благословил он братьев и ушёл из обители. Разлука была горькой, тяжёлой для обеих сторон, но Лукиан учил монахов не роптать, а слушаться нового настоятеля, который придёт после него. Кто это будет - на тот момент было неведомо, но Лукиан уповал на Всемилостивого Спаса, чтобы направил братию на путь спасения.

И снова Лукиан пришёл к прежнему обиталищу у пустующей церкви Рождества Богоматери, слёзно помолился о завершении начатого дела, соорудил хижинку поблизости и стал пребывать в безмолвии.

Зато верный Марко, прознавший о возвращении товарища, возрадовался и присоединился к нему, и более не оставлял инока. По своему великому желанию он принял от Лукиана постриг и имя Матфея. Вскоре к ним присоединился молодой селянин из Александровой слободы, он также принял постриг от преподобного Лукиана и имя Макарий.

А через несколько дней случилось новое тяжкое испытание. Когда Лукиан отправился с Макарием в слободу и Матфей в одиночестве пребывал в своей келье, напали на него «чёрные люди» с отвратными лицами, избили и хотели удушить, повторяя, что не перестанут воевать против Лукиана и его собратьев – пусть де оставят это место.

Вернувшись, нашёл Лукиан товарища почти при смерти. Тот успел лишь рассказать о произошедшем, начал принимать от Лукиана приобщение Святых Тайн, да скоро преставился, изнемогший от полученных ран. После потери товарища Лукиан не ушёл с прежнего места, но обратился в молитве к Господу, чтобы сохранил пустынь от лукавого. В посте и молитве продолжил он жизнь праведную со вторым своим учеником, прося Господа удалить врагов невидимых. Но опять пришли видимые враги, навредили божьим людям и помыслам их, изгнали и разорили пустынь снова.

И опять пошёл Лукиан в Чудову обитель, где стал трудиться в хлебнее, одаряя монахов не только хлебом насущным, но и хлебом духовным - питал всех ищущих, рассказывая среди прочего и о чудесах, творимых иконой Богоматери в Переславской пустыни. Слышавшие эти рассказы, многие загорелись обустроить пустынное место.

Так, о чудесах иконы Божьей матери услыхал и царский истопник Александр Барков, который затем выпросил у государя и Патриарха позволение для преподобного Лукиана на устройство нового храма и назначение его на духовное руководство.

В 1650 году повторно выдана была грамота с Патриаршим благословением на возведение обители. По воле Божьей нашлись благочестивые соратники, своим иждивением построившие храм и затем постригшиеся там в иноки.

Так, третье по счёту начало святой обители было положено и с благословения Пресвятой Троицы завершилось, - на этот раз успешно.

Теперь сам преподобный Лукиан, следуя строгим церковным канонам, совершал ежедневное богослужение в новом храме. Слёзы божеской благодати на лице его непременно сопровождали святую Литургию, свидетельствуя об истинной сердечной чистоте пастыря. С любовью принимал он всех прихожан. Братия множилась, - началась она с двенадцати иноков, пришедших первым летом, а далее численность монастыря росла с каждым годом.

Строгий устав монастыря, простая и праведная жизнь привлекали в обитель многих искателей. Преподобному Лукиану братья повиновались, как проводнику Божьей воли, являя готовность на любое послушание. И сам он усердно трудился в каждый миг своей жизни, привечал и миловал странников, нищих, собиравшихся к чудотворной иконе, слава о которой разнеслась по окрестным землям.

Тогда и пришли в обитель купцы слободы Александровской, ведомые славой о преподобном Лукиане, с просьбами об открытии обители при опустевшей церкви Богоматери. Долго отказывался Лукиан, ссылаясь, что недостоин он великого этого дела. Но с просьбой к нему обратился Святейший Патриарх Никон и благословил на устройство женской обители и освящение храма в пустующем жилье Грозного Иоанна.

Без промедления взявшись за дело, устроил преподобный кельи для двадцати сестёр и назначил игуменью Евпраксию, на правилах общежития. Но и мужская и женская обители продолжали оставаться под руководством Лукиана, а сам он часто наведывался во вновь открытую в Александровской слободе.

Случалось часто, что направляясь в обитель, Лукиан останавливался в гуще людской толпы и проповедовал, обладая не только даром словесным, но и великой мудростью и прозорливостью, данными Господом. Так, предсказал он страшный грядущий мор, за три года до его пришествия. Часто говорил он людям, сопровождая слова свои слезами: «Православные, покайтесь, ибо грядёт гнев Божий великий и язву смертоносную пошлёт Господь, так что от страха сего никем небрегомо будет злато и сребро и втуне расточатся имения собирающих».

Проповеди его воспринимались людьми по-разному: находились те, кто принимал его слова, но были и другие – сомневающиеся. Когда же пророчества Лукиана исполнялись, неверующие вспоминали их и каялись в своём неверии.

В преклонном возрасте подвижник стал немощен, изнемогал в обители, и перед смертью попросил отнести его к чудотворной иконе Божьей матери. Молился старец о том, чтобы Владычица покровительствовала обители и далее, не оставляла её благодатью своей.

Иноки скорбели о приближающейся кончине преподобного, а он лишь благословлял их, предрекая прославление Обители, посещение ее царственными персонами. Достигнув последних минут, попросил преподобный прощения себе, и ещё, чтобы положили его на траву перед храмом, и дали камень в изголовье. Так и сделали, и вся братия стала подходить к Лукиану, испрашивая благословения. Последним его словом было: «Господи, в руце Твои предаю дух мой».

Умер преподобный Лукиан 8 сентября 1654 году в храмовый праздник обители. Был он мал ростом, бледен лицом, с впалыми щеками и глазами, с русой продолговатой и седой бородкой – таким и запомнился в веках.

Много времени спустя после смерти Лукиана гонитель его инок Тихон из пределов Архангельских пришёл и горько плакал над гробом, прося прощения за грех безвинного изгнания праведника из обители.

Явился к гробу Лукианову также и Иосиф, архимандрит Рождественского монастыря, который противился устройству обители. Он тоже каялся в грехе своём над гробом праведника и предлагал преподобному Корнилию взять монастырь Симеоновский, к коему был приписан, откуда некогда приходил разорять пустынь Лукиана. Но Корнилий не взял подношение и архимандрит в печали отдал монастырь в Лавру преподобному Сергию.

При преподобном Корнилии разрослись обе обители, и мужская, и женская. Сбылись предсказания блаженного Лукиана - узнали самодержцы про пустынь и начали часто её посещать, поддерживая своим царским жалованием, землями, деньгами, священными дарами.

Икона Матери Божией чудотворная не раз сберегала обитель от разграбления; невидимая сила спасала от злого умысла. Так, однажды двое разбойников, полумёртвые, были найдены у ограды. Они исповедались в грехе своём и признали справедливым наказание.

Исцеления и знамения от чудной иконы, влекли новых паломников в обитель, которая процвела стократ во дни строителя Корнилия, достойного преемника усопшего праведника.

Лукианова пустынь в советское время

Лукианова пустынь в советское время
 Лукианова пустынь в советское время

В 1920 Советы году закрыли Лукианову пустынь, а монахам и послушникам предписали покинуть монастырь. Прекратилось богослужение во всех местных храмах, а вскоре и сами они, как памятники старины, были переданы под начало музея «Александрова слобода», расположившегося на территории Успенского монастыря в городе Александрове.

По закрытию пустыни многое было разграблено, а кое-что из документов и икон из собора и храма Богоявления попало в музей. Бытовые постройки монастырского комплекса отошли племенному совхозу для охраны от разрушений.

Под школу был передан тёплый храм Богоявления Господня в 1924 году, а в Екатерининском храме годом позже устроили комсомольский клуб. Тогда же, при изъятии колоколов повредили колокольню Богоявленского храма. Часовню преподобного Лукиана осквернили и разрушили до основания ещё через год.

Позже в Лукианову пустынь был переведён из Александрова дом заключения, ему отошли все церковные здания. Склепы родичей супруги царя Иоанна Грозного Марфы разрушили, как и могилу в Рождественском соборе, где покоился отец Аврамий - игумен Лукиановой пустыни. В 1970-е годы в настоятельском корпусе располагалась больница.

При изъятии в 1922 году церковных и монастырских ценностей, из Лукиановой пустыни вывезли более сорока килограммов серебра. Здесь были оклады с икон (включая ризу с Нерукотворного образа Спасителя из собора весом более девяти килограммов), с ритуальных сосудов, кресты, лампады, кадила, украшения со старинных церковных книг. И с чудотворной иконы также была снята риза.

Верующие Александрова собрали лом из серебра и золота, серебряные монеты весом около пяти килограммов, равные весу оклада чудотворной иконы и сдали всё это, чтоб выкупить ризу. Икону уже без оклада передали в музей «Александрова слобода».

В 1927 году прихожане Христорождественского собора города Александрова обратились в дирекцию музея с письменным прошением о передаче иконы Рождества Пресвятой Богородицы в действующий собор, как весьма дорогой реликвии «для всякого верующего человека, привыкшего чтить эту икону, как святыню своего сердца» - просьба осталась без внимания. И поныне неизвестно местопребывание чудотворной иконы Рождества Пресвятой Богородицы, написанной в XVI веке и относимой к новгородской иконописной школе.

Эта удивительная святыня - «явленная» икона Рождества Пресвятой Богородицы из пустыни Лукиановой, почиталась и прославилась на Руси в одном ряду с другими двумя явленными иконами: Рождества Пресвятой Богородицы, Сямской и Исааковской. Эту икону верующие Православной Церкви почитают в праздник Рождества Пресвятой Богородицы..

Храмы Лукиановой пустыни не ремонтировались и постепенно разрушались в советское время, как в тёмные времена польского нашествия, когда стояли они разграбленные да поруганные без молитвы и пения на трижды освящённой явлением иконы Пресвятой Богородицы земле.

Послесловие

Возродилась из небытия Лукианова пустынь в 1991 году - первая во Владимирской епархии. В 1992 году обретены были святые мощи преподобного Лукиана, ныне они находятся в резной деревянной раке в храме Богоявления, а затем и мощи преподобного Корнилия - они переданы в Троицкий храм Успенского женского монастыря города Александрова.

Монастырь действует и в наши дни. У обители есть земля для подсобного хозяйства с огородами, покосом, скотным двором и небольшой пасекой. Однако, больших вложений требует реставрация собора Рождества Богородицы. Отсутствуют в обители разрушенные Святые врата и лишь фундамент остался от установленной на месте погребения преподобного Лукиана часовни. Не восстановлен больничный храм великомученицы Екатерины. В капитальном ремонте нуждается игуменский корпус, монастырская стена с башнями и многое ещё.

А вот этими словами из правил монастырских следовало бы руководствоваться и всем нам:

«Отношение к пище, жилью и одежде должны быть умеренными и скромными. Необходимо воздерживаться от праздности, празднословия и, особенно, от осуждения. Все случающиеся скорби и искушения переносить терпеливо, без ропота, с надеждой на помощь Божию, относясь к ним как к посылаемым от Бога случаям для познания и исправления себя».