Наш Александров
Весь город на одном сайте
Vk Odnoklassniki Facebook youtube
Сегодня
23 Января
Афиша
+7 (919) 019-36-53
glavred@nash-aleksandrov.ru

Владимирские чиновники-лесники заблудились в трех соснах филипповской истории

Размышления инициативной группы

Авторская колонка

Читаю ответы Департамента лесного хозяйства администрации Владимирской области жителям Киржачского района. Все единого содержания. Не удивительно. Обращений сотни, а просьба у граждан одна: не допустите уничтожения 1500 га уникального соснового леса в Филипповском поселении в угоду алчности супостатов-миллиардеров и их прихвостней из местного начальства.

Народное взывание к областному Департаменту логично. Для лесов владимирщины - ее гордости, ее главного природного богатств - из всех многочисленных подразделений областной власти роднее и главнее Департамента лесного хозяйства вроде бы нет. Предназначение его сотрудников, прописанное в важных документах, - проводить государственную политику в сфере управления лесами, обеспечивать сохранность лесов. Это на бумаге. Другое дело – реальность.

Вчитываюсь в ответы Департамента лесного хозяйства, подписанные заместителем директора Артемьевой С.В., и не понимаю: чьи же интересы защищают владимирские чиновники-лесники? Такое чувство, что руководство Департамента озабочено главным образом тем, как лучше поспособствовать супостатам уменьшить владимирские леса аж на 4% всей площади Филипповского поселения и превратить 1500 га в свалку московских отходов.

Сейчас в арбитражных судах адвокаты миллиардеров пытаются доказать, что регистрация государственного филипповского леса - как участка не лесного, а промышленного, приватизация 1500 га, да еще и по цене 200 руб. за сотку – все это, мол, законно. Правда, адвокаты не могут предъявить суду ни одного соответствующего документа в подтверждение своей правоты. Областной Департамент лесного хозяйства, по сути, повторяет в своих ответах ложные доводы представителей супостатов.

Активисты-защитники филипповского леса хорошо помнят встречу в конце 2017 года, в зале муниципалитета Киржачского района, со Светланой Викторовной Артемьевой. Распрощалась замдиректора областного лесного Департамента с народом, обещав разобраться с историей превращения 1500 га гослесфонда в участок под заводы и фабрики, их продажи. Разобралась Светлана Викторовна своеобразно. Обещание превратилось в пустые отписки, сдобренные, мягко говоря, странными утверждениями.

Благодаря исследованию научной группы Фонда защиты дикой природы стало известно, что филипповский лес уникален. Девять из десяти деревьев - столетние сосны. Лес населен краснокнижными насекомыми и птицами. Его поляны – прибежище популяций очень редких растений, охраняемых законом. Ну, а для руководителей лесного регионального Департамента филипповский лес не существует. Артемьева настойчиво пишет людям – это не лес, а участки, которые входят в состав земель промышленности. И точка! Причем в Департаменте отлично знают, что 1500 га отведены Мытищинскому машзаводу из гослесфонда, Филипповского лесничества. Но каким образом часть гослесфонда, закрепленная за заводом для строительства спецобъекта, превратилась в землю промышленности, чиновников-лесников не интересует, не волнует!

Что должен бы сделать руководитель областного масштаба, радеющий за государственное, за народное? Разумеется, потребовать: А подать сюда государственный документ, которым лес превращен в промзону! Светлана Викторовна Артемьева – чиновник опытный, прекрасно знает, что право перевода земель из одной категорию в другую принадлежит Правительству страны. Но тут Светлана Викторовна делает сообщение, что называется, рассчитанное на … не посвященных.

В подписанных Артемьевой ответах областного лесного Департамента разъясняется: Филипповские 1500 га исключены из земель лесфонда распоряжением Совета Министров РСФСР от 12.05.1967 №1176-рс. А чтобы народ более не мучил высокое начальство, разъяснение заканчивается так: Распоряжение находится в закрытой части архивного фонда Совета Министров и имеет гриф секретности. Вот такая получается хитрость, подписанная замдиректором областного Департамента.

С одной стороны, де, лес теперь не лес, и сделано это по распоряжению Совмина РСФСФ еще в 1967 году. С другой, - мы, мол, то распоряжения не читали, так как оно секретное. Диагностировать обоснование чиновника своего мнения тем, чего он, сам не видел, честно говоря, труд не посильный для обычного человека.

Сомнение в том, что Департамент лесного хозяйства администрации Владимирской области, в филипповском случае, работает на государство, усилилось у людей после того, как распоряжение № 1176-рс перестало быть секретным, и общественность передала его областному руководству. Теперь даже школьники в Филипповском знают, что распоряжение Совмина РСФСР не имеет никакого отношения к исключению 1500 га из гослесфонда и превращению их в земли промышленности. Однако, областной Департамент стоит на своем, противоположном общему знанию.

Светлана Викторовна Артемьева продолжает направлять народу ответы с утверждением, что 1500 филипповских лесных га исключены из гослесфонда Совмином РСФСР полвека назад, что, по убеждению Светланы Викторовны,«подтверждается Актом (типовым) на отвод лесных площадей с исключением из государственного лесного реестра, составленным в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 25.03.1948 г. № 906». И опять вместо серьезного объяснения, основанного на документах, Департамент выдает обманку, рассчитанную на «авось пройдет».

Ошибочность, если не ложность, утверждения, сообщаемого Артемьевой, состоит в следующем. Во-первых. Типового Акта на отвод лесных площадей с исключением из государственного лесного реестра ни в 1967 году, ни позднее не существовало.

Во-вторых, в советский период в государственный лесной кадастр (не реестр!) входили все виды и формы лесов.Так, в постановлении Совмина СССР №17 от 8 января 1982 года подчеркивалось: «государственный учет лесов и государственный лесной кадастр ведутся по всем лесам единого государственного лесного фонда по единым для Союза ССР системам на основе материалов лесоустройства».

В-третьих, никто пока не видел оригинал некоего Акта (типового), которым филипповский лес был исключен из гослесфонда или, как утверждает Светлана Викторовна, -из государственного лесного реестра. Акт не могут представить в Арбитражный суд даже адвокаты супостатов-миллиардеров. Если такой Акт имеется у администрации Владимирской области, то не понятно, почему документ до сих пор не предъявлен общественности и арбитражному суду, в котором также участвует Департамент лесного хозяйства.

И, в-четвертых. Ссылка на то, что история 1500 га – это история с «…исключением из государственного лесного реестра, составленным в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 25.03.1948 г. № 906»выглядит странной. 29 августа 1957 г. постановлением № 1041 Совмин СССР передал Советам Министров союзных республик решение всех вопросов об отводе земель для государственных, общественных и других надобностей из земель гослесфонда независимо от размера отводимого участка. Поэтому в 1967 году отвод Мытищинскому машзаводу участка гослесфонда для строительства спецобъекта мог быть произведен лишь по нормам и формам, установленным Главлесхозом (Минлесхозом) РСФСР.

Позиция по поводу 1500 га гослесфонда, которую объявляет в своих ответах областной Департамент лесного хозяйства, народ объясняет либо низкой квалификацией сотрудников департамента, либо стремлением чиновников скрыть нечто, связанное с нарушением законодательства владимирской властью. Одно другого, конечно, не легче.

Когда люди не могут найти выход там, где, на самом деле, найти его нет никакой сложности, в народе говорят: в трех соснах заблудились. Три «сосны» в филипповской истории – это ее главные участники. Миллиардеры, заполучившие по дешевке уникальный филипповский столетний сосновый лес. Департамент лесного хозяйства по ЦФО и межрегиональное управление Росимущества, что беспрецедентно отстаивают в арбитражных судах право государство на 1500 га филипповского леса. И, конечно, обычные люди, вставшие на защиту природы своей малой родины и своей жизни.

Нет ничего сложного в том, чтобы не блуждать средь трех «сосен» филипповской истории. Руководству областного лесного Департамента достаточно признать то, что есть на самом деле. Например, что 1500 га филипповского леса не исключались из единого гослесфонда страны, а должного документа об их переводе в земли промышленности не существует. Что участок был закреплен за заводом для исполнения особой государственной нужды – обеспечения обороны. И конечно, признать, что Мытищинский машзавод давно не нуждается в 90% отведенного ему в 1967 году гослеса, которые в советское время выполняли задачу охранной лесной полосы по обеспечению секретности испытательного полигона. И поэтому, как предписано еще Лесным кодексом 1923 года, в связи с «миновением надобности» 1500 га должны быть изъяты у завода и возвращены туда, где их законное место, – в государственный лесной фонд, в Филипповское лесничество.

Не случайно, главный лесной орган страны - Федеральное агентство лесного хозяйства РФ в своем ответе на запрос администрации Владимирской области разъяснил, что филипповский лес должен быть учтен в государственном лесном реестре, распоряжением Совета Министров РСФСР этот лес в земли иных категорий не переводился, а Мытищинскому заводу 1500 га были отведены под строительство спецобъекта с правом рубки леса под габариты строений и сооружений и обязанностью вести лестное хозяйство, охранять лес.

Но, пока, как это следует из ответов Департамента лесного хозяйства администрации Владимирской области, его руководству удобнее плутать средь трех «сосен» филипповской истории, чем следовать наставлениям главного лесного органа России, букве и духу закона, и на этой основе честно отвечать вопрошающим гражданам.

Борис Поляков

Комментарии
Комментариев пока нет