Наш Александров
Весь город на одном сайте
Vk Odnoklassniki Facebook youtube
Сегодня
16 Июля
Афиша
+7 (919) 019-36-53
glavred@nash-aleksandrov.ru

ГЛАЗЬЕВ: "НУЖНО СКАЗАТЬ НАРОДУ ПРАВДУ — ДОЛЛАР БОЛЬШЕ ВАЛЮТОЙ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ"

Экономика России занимает четвёртую строку в мире, чем гордятся многие чиновники. Но почему у нас нет устойчивого экономического роста, тогда как потенциал в большинстве отраслей производства огромен. В чём проблема, куда мы идём и что происходит с долларом в России? Об этом академик РАН Сергей Глазьев рассказал Юрию Пронько в эфире программы "Царьград. Главное".

Новая "мантра" участников многочисленных форумов и конференций — Россия стала четвёртой экономикой мира по критерию паритета покупательской способности (ППС). Всемирный банк отвёл нашей стране четвёртую строку. На Россию приходится 3,8% от мирового ВВП. Дальше в рейтинге Япония (3,7%), затем Германия (3,4%).

Однако Владимир Путин, комментируя эту новость, благодарности Всемирному банку не высказал. А обратил внимание на статистические погрешности. На то, что Россия, Германия и Япония находятся на одном уровне. И подчеркнул, что нам нужно акцентировать внимание не на занятой позиции в рейтинге, ана наращивании темпов экономического роста. Которых у нас пока нет.

Академик РАН Сергей Глазьев в интервью Юрию Пронько подчеркнул, что главная проблема России — дороговизна денег:

Экономический рост не может быть устойчивым, потому что кредиты настолько дорогие, что предприятия производственной сферы не могут их взять в нужных объёмах. Соответственно, они не могут заняться импортозамещением. Требуется расширение оборотных средств и желательно хоть какие-то инвестиции.

За прошлый год показатели роста инвестиций неплохие — порядка 10%, но это почти всё инвестиции за счёт собственных средств предприятий. Устойчивость экономического роста возможна только за счёт наращивания кредита. А где же банки? Нет кредита, какая может быть устойчивость?

Предприятия работают в рамках того, что они зарабатывают. Неустойчивость может быть преодолена только одним способом — это существенное расширение кредитования экономики. Вот об этом банкам говорить надо. А в активах наших государственных банков доляинвестиционных кредитов не превышает 5%.

Бесплодная борьба с инфляцией

Дороговизна денег в России, как подчеркнул Глазьев, проблема не новая.

Сергей Глазьев:Мы много говорим, что экономика движется в порочном кругу, потому что Центральный банк борется с инфляцией путём повышения ключевой ставки. Это ведёт к удорожанию кредита, к падению кредитования инвестиций, к деградации технологической сферы. Далее — новая девальвация рубля…

Царьград:В Центробанке говорят о перегретости экономики, когда темпы экономического роста приобретают взрывной неподконтрольный характер.

— Когда в отношении России коллективный Запад ввёл санкции, Центральный банк вслед за МВФ прогнозировал падение — 8% ВВП. Такого падения не произошло. Более того, в 2022 году оказались верны наши прогнозы: экономика выросла более чем на 3,5%. До этого, в 2021 году она росла более чем на 5%.

Расчёты Центрального банка основываются на показателях безработицы. Вот и Герман Оскарович Греф кивает на безработицу, они так измеряют перегретость рынка труда. Но это примитивная модель, связывающая безработицу и инфляцию. Её никто всерьёз не воспринимает. Хоть безработица сегодня низкая, у нас есть общий рынок труда — Евразийский экономический союз (ЕАЭС), ресурсы которого оцениваются в 4 млн человек. Нужно учитывать и потенциальный большой приток квалифицированных людей с Украины, которые хотели бы переехать. И, наконец, фактор производительности труда.

Во всех документах стратегического планирования высокие требования по росту производительности труда. Но для этого нужны инвестиции — для поддержания устойчивого экономического роста.

— То есть перегрева экономики нет?

— И это можно доказать цифрами. Есть два главных фактора производства. Первый — рабочая сила; и нехватка трудовых ресурсов преодолевается ростом производительности труда и общим рынком труда ЕАЭС. Второй фактор — основной капитал, производственные фонды. Загрузка производственных фондов до последнего времени оценивалась в 60%. Потенциал выпуска у нас — не меньше 30%, он особенно существенен, например, в машиностроении. Возможность роста производства обрабатывающей промышленности составляет порядка 25-30%.

— Потенциал очень большой…

— По итогам прошлого года рост производства компьютеров, электронных и оптических изделий составил более 30%, а это отрасль ключевая, причём выпуск продукции вырос без особых инвестиций. Тем более нельзя освоить инвестиции за один год. Выпуск вырос за счёт роста госзаказа. Но если бы не было мощностей, то и производство не могло бы вырасти.

Загрузка по некоторым отраслям наукоёмкого машиностроения пять лет назад составляла 10-15%. Думаю, что и 33% роста не предел. Производство готовых металлических изделий, кроме машин и оборудования, — рост 30%. Производство электрического оборудования — рост 17%. Производство прочих транспортных средств и оборудования — это крупнейшая сфера — рост 14%.

То есть огромный потенциал выпуска сейчас только начинает заполняться. И говорить о перегретости экономики могут только некомпетентные люди, которые ничего не хотят менять. Они привыкли манипулировать ключевой ставкой, больше их ничего не волнует.

Один из флагманов отечественной экономики — металлургия. Фото: Konstantin Kokoshkin/globallookpress.com

"Они всё время ошибаются"

— Глава Центробанка России Эльвира Набиуллина утверждает, что рост, обеспечиваемый в том числе за счёт привлечения трудовых ресурсов, повышения заработной платы, разгоняет инфляцию. Дефицит товаров ранее замещался импортом, с которым сейчас большие сложности, и они могут усугубиться.

— Инфляция разгоняется девальвацией рубля, что доказывает статистика. О том, что рост заработных плат разгоняет инфляцию, конечно, можно говорить. Но никто это толком не считал. В Центробанке могут что угодно утверждать, их прогнозы не адекватны реальности. Они всё время ошибаются.

К примеру, в 2022 году они утверждали, что уровень падения ВВП составит 6%, оказалось — около нуля. То, что мы и говорили. В этом году они говорили минус 2%, оказалось — минус 3,6%: почти в два раза ниже. Мы же даём правильный прогноз. Всё, что получается по факту, — это то, что мы и прогнозировали. К примеру, в 2021 году рост ВВП в России составил плюс 5,9%. Это наш прогноз, зафиксированный в "Основных ориентирах макроэкономической политики", на Высшем Евразийском экономическом совете.

— Экономический рост, ещё раз подчеркну, происходит вопреки Центральному банку.

— Не благодаря денежной политике, а вопреки ей. Если бы Центробанк давал кредиты по нормальной процентной ставке, которая была бы ниже нормы рентабельности в промышленности, тогда бы импортозамещение пошло.

После последней девальвации рубля открылся огромный потенциал импортозамещения: в России половина рынка конечной продукции была импортной. Евросоюз закрылся. Президент дал указание: наращивать выпуск собственной продукции, заниматься импортозамещением. Да, определённый прогресс есть по импортозамещению. Примерно 20% того, что производилось и покупалось в ЕС, мы сами производим. Но сохраняются огромные возможности.

Мы оцениваем возможности темпа экономического роста на уровне не менее 5%. Мы могли бы поддержать вот этот рост ВВП 2021 года, когда было 5,9%, и выйти на такие же темпы роста. А нам денежные власти рисуют где-то 2,5% в 2024 году. Хотя уже по первому кварталу мы видим, что темпы роста сохраняются вопреки политике ЦБ.

Банк всегда знает, где его деньги

— Крупнейшие индустриальные центры страны — Москва, Московская область, Санкт-Петербург, Ленинградская область, УрФО — дают рост в обрабатывающей промышленности на уровне от 10 до 20%. Инвестиции выросли на 10%. Это неплохо. Но показатели могли быть и выше, если всерьёз заняться импортозамещением. Для чего нужно давать льготные кредиты, целевые кредиты под низкую процентную ставку. Как во всём мире делается? Если вы хотите, например, купить в лизинг немецкое или итальянское оборудование, вам дадут кредит под полпроцента. Нам же всё время кивают, что деньги украдут…

Современные цифровые технологии позволяют видеть, где они находятся, оцифрованные деньги, используемые в рамках госзаказа или целевых кредитов. Украсть их невозможно, если банки будут следить за целевым использованием.

— То есть новые технологии достаточны, чтобы контролировать ситуацию?

— И старых достаточно. Всегда банк знает, куда идут деньги, любой платёж. Ведь банк, перед тем как оплачивать покупки предприятия, не выдаёт деньги просто так, а оплачивает его покупки по соответствующему набору товаров, которые необходимы для поддержания инвестиционного процесса.

Ещё недавно, когда начинался поток дешёвых денег, банки начинали их заводить на валютный рынок и играть на девальвацию рубля, чтобы, ничего не делая, иметь огромные прибыли. Так оно было три раза на моей памяти. Когда давали льготные кредиты, банки снижали процентную ставку. В 2009-м, потом в 2012-м, потом в ковидном 2020 году. Каждый раз одно и то же.

— Но теперь другая ситуация, другая реальность.

— Замечу, что это госбанки. А уж госбанки можно призвать к тому, чтобы они деньги тратили целевым образом. Я думаю, это вопрос технический.

Потенциал импортозамещения огромен

— Сейчас всё ушло на внебиржевую торговлю.

— Сейчас сложнее уводить деньги. Во всяком случае, кредитные. Я не вижу препятствий, чтобы развернуть под приоритетные направления систему целевого дешёвого кредита. Я имею в виду импортозамещение. Потенциал выпуска, к примеру, в обрабатывающей промышленности, не менее 30%. Без инвестиций нарастили только за счёт того, что государство стало больше покупать.

— Это огромные объёмы…

— Если говорить о потенциале спроса, мы видим, что потенциал импортозамещения выбран на 20%, и мы можем увеличить объём импортозамещения в три раза. С точки зрения спроса, рынок может заполнить наша продукция не менее чем на 20%. То есть возможности экономического роста на имеющихся производственных мощностях с имеющимся спросом составляют не менее 20%. Задача не одного года, конечно. Но если будут целевые кредиты под нормальную процентную ставку, можно за три года этот потенциал взять. Это значит, темпы роста должны быть такими, какие были достигнуты в 2021 году. И уверен, темпы роста экономики достигнут в 2024 году не менее 4-4,5%. Это вполне реально сделать. Никакой перегретости экономики нет.

Креативность предпринимателей — ответ Западу

— Внешняя торговля удивительно быстро переориентировалась на Восток. Это говорит о том, что наша экономика очень хорошо адаптируется к меняющейся экономической ситуации. Как бы там эти санкционеры ни препятствовали, ставя палки в колёса. Платежи они нам затруднили. Однако бизнес креативен, и предприниматели, профессионально занятые платежами и расчётами, ухитряются привозить в Россию любой импорт со средней комиссией 7%.

— Как бы чиновники ни пытались, бизнес они не переиграют никогда.

— США действуют топорно. Они работают через банки, за исполнение санкций отвечают банки. Но кроме банковских платежей, существует много других способов. Санкции заставляют нашу страну и предпринимательское сообщество осваивать цифровые технологии быстрее всех.

— Нет худа без добра!

— Раньше мы говорили в основном о цифровизации, а сегодня есть цифровые инструменты: блокчейн, криптовалюты. Если бы денежные власти ещё, наконец, выпустили цифровой рубль, кредитоваться внешней торговле бы проще. Была бы комиссия не 7%, а 0,7%.

ЦБ не хотел запускать цифровой рубль в кредиты. Это большущая ошибка: цифровые рубли нужны во внешней торговле. С помощью блокчейна можно, минуя банки, проводить платежи и расчёты. И комиссия будет меньше 1%. Если бы наши денежные власти, ещё раз подчеркну, помогали экономике развиваться, а не препятствовали ей, у нас бы темпы роста сегодня были там от 5% до 10%.

Но для этого инвестиции должны расти с темпами в два раза больше. В среднем на один прирост ВВП нужно иметь два прироста инвестиций.

Нужно сказать правду

Глазьев считает, что банки, занимаясь потребительским кредитованием, подсаживают население на иглу, понимают, что у населения денег не хватает. Банки не должны заниматься потребительским кредитованием, они должны кредитовать инвестиции. Об этом говорится в любом учебнике: главная функция банков — трансформация сбережений в инвестиции. Где эти инвестиции?

— Процентные ставки по потребительским кредитам доходят до 25%. Значит, зарплата должна расти не на 7-8%, она должна расти на 25-30%, чтобы люди могли погашать кредиты и жить. Банки финансируют спекуляции, получая триллионы прибыли на переоценке валюты, которую держат на счетах. Валюты у нас уже вроде нет на бирже и нет во внешней торговле, а на счетах у банков — есть.

— Завтра валюта может быть арестована…

— Это большая авантюра — сохранять государственное страхование валютных вкладов населения в ситуации, когда мы не можем гарантировать, что эти валютные вклады будет чем отоварить. Раньше наши банкиры хвастались тем, что они самолётами возили наличные доллары для удовлетворения спроса населения. А сейчас нужно честно сказать народу, что доллар не является больше валютой. Государство не может гарантировать вклады в долларах. Нонсенс: в ситуации конфликта с Америкой, драконовских санкций мы гарантируем валютные сбережения гражданам. Анахронизм 1990-х, совершенно нелепый в нынешней ситуации.

Источник: https://vladimir.tsargrad.tv/articles/glazev-nuzhno-skazat-narodu-pravdu-dollar-bolshe-valjutoj-ne-javljaetsja_1019876

Комментарии
Комментариев пока нет