Наш Александров
Весь город на одном сайте
Vk Odnoklassniki Facebook youtube
Сегодня
29 Февраля
Афиша
+7 (919) 019-36-53
glavred@nash-aleksandrov.ru

Андрей Ковалёв: Нужно объединить весь народ, иначе победы не добьёмся.

— Андрей Аркадьевич, в конце апреля лидер Китая Си Цзиньпин провёл телефонный разговор с Владимиром Зеленским. Председатель КНР подчеркнул, что переговоры являются единственным возможным способом урегулирования конфликта. Возможны, ли сейчас на ваш взгляд мирные соглашения по Украине?

— Я считаю, что мирные переговоры в принципе возможны. Но на Украину должно быть оказано колоссальное влияние всего мирового сообщество. Возможно, что Киев вообще не должен принимать участие в этих переговорах. Помните, знаменитый Карибский кризис, где перед угрозой тотального уничтожения земли два мировых лидера Хрущев и Кеннеди нашли возможность договориться и отступили назад. Принимала ли участие в этих переговорах третья сторона в лице Фиделя Кастро? Нет. Хотя разговор касался ракет, размещенных на Кубе.

— Какие условия необходимы, чтобы был подписан мирный договор?

— Во-первых, чтобы разрешить украинский конфликт, с моей точки зрения, мировые лидеры США, Китай, Германия, Франция, Англия должны собраться и принять решение, с участием России, разумеется. Мир действительно стоит на грани катастрофы. Но сравните Джона Кеннеди и Джо Байдена, Маргарет Тэтчер и Риши Сунака, Шарля де Голля и Эмманюэля Макрона и так далее. Уинстона Черчилля, Людвига Эрхарда я даже упоминать не буду. Могут ли нынешние западные руководители принимать какие-либо адекватные решения?

Во-вторых, очень важный момент — это сама Украина. Я не зря сказал, что решения нужно принимать без участия Киева. Зачем Зеленскому вообще мирное соглашение? Он актер, он вовсю играет. К нему приезжают лидеры всех мировых стран, он выступает перед парламентами разных государств. И вдруг — мирное соглашение и все закончится. Кем тогда станет Зеленский? Назовите мне фамилию президента Южной Кореи — никто ее не скажет сходу. Так вот и Зеленский не хочет быть так называемым президентом Южной Кореи. Кроме того, на Украину поступают огромные деньги, которые бесконтрольно отмываются и расхищаются. Зачем Зеленскому от этой кормушки отказываться? Никогда.

Третье условие — подпишет ли наш президент договор [на условиях Украины и Запада], в котором мы должны отдать Крым, Донецк, Луганск, Запорожье. Такое невозможно себе представить. А если такой мир подпишет Зеленский (где Крым, Донецк, Запорожье и Луганск признаются российскими), его не то что инициаторы всех этих движений — его личная охрана расстреляет тут же. Зеленский попал в ситуацию, из которой он выйти не сможет.

Четвертый момент. Очевидно, что для блага Украины и всего народа, который стоит на грани катастрофы, вроде бы надо соглашаться на мирные переговоры. Валовой внутренний продукт упал в России на 3% а на Украине — на 50%. Большинство населения разбежалось. Посмотрите, как они мобилизуются, посмотрите кадры, как украинцы бегают от полиции. Так вот: вроде бы, по идее, надо соглашаться на переговоры с РФ, но они никогда на это не пойдут. Там такая ненависть к русским лютая…

Если бы они выполнили Минские соглашения… Я несколько раз внимательно читал программу и убедился, что украинцы, которые со мной спорят по этому вопросу, ее не читали. Ну что надо было сделать? Внести поправки в конституцию, установить статус автономности ряда субъектов, утвердить амнистию участникам боевых действий. Там даже ни слова не было про Крым!

Ничего не требовалось страшного — надо было их принимать. Кстати, после проведения местных выборов и после поправок в конституцию Украина могла бы получить Донбасс и Луганск, и граница контролировалась бы украинскими пограничниками. О чём еще мечтать можно? А в Киеве, наоборот, вместо этих поправок приняли решение, что они обязательно вступят в НАТО.

— Чего не хватает нашей информационной политике в плане освещение спецоперации?

— Скажу честно. Первые 2-3 месяца после начала спецоперации я рубился с украинцами во всех прямых эфирах, во всех соцсетях, в том числе в «Клабхаус», «Инстаграм»*. Потом начали закрывать социальные сети — делать это стало труднее. Но меня поразил другой факт: где были остальные? Посмотрите, как активно украинцы заходят к нам в соцсети, пишут комментарии в чатах. А наших юзеров спросите: кто сидит в украинских пабликах. Никто.

Украинцы без перерыва что-то делают: есть агенты ЦИПСО, есть боты, огромное число патриотов Украины. Все они люто нас ненавидят, заходят в чаты, спорят, оскорбляют, дескать, всех мы вас перевешаем, порежем и так далее.

Раньше все наши, кто занимался государственной пропагандой, делали тендеры. На тендерах, естественно, мы выигрывали и брали украинцев, потому что они дешевле. Я как артист могу понять такие действия, потому что мы тоже снимали клипы на Украине: там было цена — качество. В момент же, когда началась спецоперация, все обученные, натренированные украинцы перешли на ту сторону. А мы остались в ситуации, когда надо все делать заново.

— Как исправить ситуацию? Закрыть оставшиеся соцсети?

— Вы знаете, я против запрета социальных сетей. Потому что тогда мы освобождаем врагу поле информационной битвы, и дальше он будет свои фейки безнаказанно на весь мир распространять, а мы реальными данными ответить не можем. Есть такая шутка, когда русские солдаты зашли в Киев и обсуждают, что инфовойну мы проиграли. А в нашем XXI веке она важна.

Надо, наоборот, активнее рубиться в Интернете — у нас же тоже есть много ребят, которые готовы делать это. Я, например, сплю по 3 часа в сутки из-за загруженности, но всегда нахожу время выйти в Интернет. Если в комментариях нет прямых оскорблений и угроз со стороны украинских манипуляторов из серии «мы вас зарежем и убьём», то я на опережение говорю: «Ребятушки, не волнуйтесь, мы вас вылечим. Сейчас отключим башни, которыми вас облучают отключим ваши телеканалы, воду почистим, которой вас отравляют там». Они этого не выдерживают.

— Разве сейчас ситуация с российской информационной пропагандой не лучше стала? Есть, например, такой Telegram-канал «Цифровая Армия России», созданный в конце января 2023 года, который как раз учит россиян противостоять онлайн-агрессорам с Украины.

— Возможно, я чего-то не знаю, потому что могу отвечать только за свои соцсети, где у меня есть группа активистов. Это мои сторонники, которые вступают в разные перепалки и споры с целью отстоять правду и Россию. Понимаете, контраст [между русскими и украинскими патриотами] очень сильный, вот о чем я говорю. Например, у меня недавно был очередной концерт, где я попросил: «Ребята, кто ненавидит украинцев, поднимите руки». Ни одного человека! А попробуйте сейчас в Киеве спросить, кто ненавидит русских. Все!

— Андрей Аркадьевич, когда вы последний раз были в Донбассе? Расскажите, как помогаете гражданам в ЛНР и ДНР?

— Я был на Донбассе в последний раз в конце ноября прошлого года. У меня есть части, над которыми я взял шефство, — наш спецназ. Помогаем ребятам, которые воюют: недавно наша делегация заезжала в Мариуполь, привезла спальные мешки, палатки; машину детских книг отправили, которые очень нужны. Помощь оказываем, чем можем, практически без перерыва, но, скажу честно: если оценивать те запросы, которые мне как публичному человеку поступают, — это запросы на сотни миллионов рублей от всех частей. Это, конечно, выходит за рамки моих финансовых возможностей, хотя я лично и общероссийское движение предпринимателей делаем такие сборы и целенаправленно их отправляем. Бывает встречаются мошенники, но в основном все запросы реальные.

Есть люди, которые мне пишут: «Андрей, НАТО не собирает же так». На что я говорю: «Ребята, мы русские, мы своих не бросаем». Это наши люди, им нужна помимо материальной помощи, человеческая поддержка. Я общался осенью с мобилизованными, среди которых был Николай Николаевич, который пошёл добровольцем, когда мобилизовали сына. Николай Николаевич на днях погиб. Они просили у меня помощи, а я не успел собрать. Сейчас чувство вины гложет… Обидно.

— Сочувствую… Как вы можете оценить участие бизнеса в спецоперации: помощь фронту, армии, настройка промышленности на военные рельсы?

— Я знаю многих людей, которые помогают, огромное число предпринимателей. Например, владелец группы компаний Zenden Андрей Павлов постоянно отправляет на фронт помощь на сотни миллионов, ездит туда регулярно. Так же многие бизнесмены: курсируют Москва — Донбас, загружают — везут. И таких всё больше.

Щёлковская шёлкоткацкая фабрика делает отличные бронежилеты — очередь на год. Директор предприятия, кстати, недавно подарил целую партию защитных жилетов военной части, которую я курирую. Спасибо ему огромное. Многие другие фирмы наладили выпуск продукции, которая необходима фронту: сетки, маскировочные халаты, форму.

Но есть вещи, которые предприниматели не в силах реализовать. Они не строят танки, ракетные установки, не выпускают снаряды или патроны. Этим занимаются оборонные предприятия, государственные или частично государственные. Конечно, тут велика роль Министерства обороны, Министерства промышленности России, «Ростеха».

— Какую роль творческая элита играет в создании информационного фона вокруг СВО? Каково влияние артистов на формирование патриотизма у россиян?

— Артисты разделились на четыре группы. Во-первых, это украинские артисты, которые заняли жесткую позицию против войны и против президента России и сразу уехали. Кстати, у нас шоу-бизнес на 30% был украинский. Вторая группа — это личности, чьи фамилии я называть не буду и которые выступают против СВО, но остались в России. Это очень важно: они против, но они остались здесь. Также есть артисты, такие как я, которые заняли однозначную позицию за Россию и за ее президента.

А есть те (последняя группа) и, возможно, их большая часть, которые ни нашим, ни вашим. Например, если такого персонажа спросить в социальных сетях, он за или против СВО, вас сразу забанят и пост с вопросом удалят. Они хотят сохранить возможности и здесь, и там [на Западе, на Украине] выступать, поэтому избегают отвечать на острые вопросы.

— Разве можно сегодня не сделать выбор?

— Можно, получается. Они люди прагматичные, дают и белым, и красным. Помните, «не стреляйте в пианиста, он играет как умеет». Скажут кричать «слава Украине», будет кричать. Предложат петь «слава России», будут петь. Им все равно — главное, чтобы деньги платили.

— Что ждут наши ребята, которые на фронте, от артистов?

— Во-первых, они, конечно же, ждут новых песен. Я кстати, написал несколько таких произведений про Украину и про наших бойцов. Одна из них там называется «Только победа». Во-вторых, ребята хотят, чтобы к ним приезжали чаще, общались. Известный артист перед бойцами выступил, поддержал их словом, поговорил за жизнь, сфоткался — это очень важно.

Кстати, также значима поддержка местных властей. Я никогда не забуду: был у мобилизованных, и там парень подошел ко мне. Говорит: «Андрей Аркадьевич, я из Калужской области, знаю, что вы с губернатором дружите; меня призвали неожиданно, а мама одна в доме осталась — я не знаю, что с ней и как». Я отправил адрес губернатору, а через час у матери солдата уже были чиновники: помогли, газ подключили, что-то еще сделали, что было нужно. Вот это правильно реагирование на ситуацию. Я знаю, что губернатор Московской области, где моя усадьба Гребнево находится, тоже по реальным запросам мгновенно реагирует. Мобилизованные пожаловались, что одежда, некачественная — утром привезли необходимое. Патронов нет — вот вам патроны.

— Что нам нужно для победы?

— Нужно в первую очередь объединение всего народа. Прогуляйтесь по Москве или другим городам России, посмотрите — народ уже привык, что где-то там идет какая-то специальная операция. Подзабылось это. Так мы победы не добьёмся.

К сожалению, наш братский, родной украинский народ — по сути один русский народ — сейчас люто ненавидит нас. Вы не представляете уровень ненависти с той стороны. Упаси Господь, если мы проиграем — нас вырежут в ноль. Волынская резня повторится в худшем варианте.

Нам необходимо объединиться. России нужны в ближайшее время мощные реформы, и экономические (о которых я давно говорю), и военные. Нужно извлекать уроки из тех ошибок, которые были сделаны в начале специальной военной операции. Они, конечно, делаются, но не так быстро, как хотелось бы. Мы, предприниматели, я считаю, должны свои мощные плечи подставить — помочь президенту в это трудное время. А то у нас тоже тут появились революционеры: мы все у предпринимателей отнимем, революцию сделаем. Не дождетесь! Победа будет за нами.

*Компания Meta — владелец Instagram и Facebook — признана экстремистской, ее деятельность в России запрещена.

Источник: https://izborsk-club.ru/24280

Комментарии
Комментариев пока нет